Литературное объединение "У камелька"
  Олег Рочев
 

*   *   *

Немного простуженным голосом

Я тихую песню пел,

Ты мне ерошила волосы,

А я шевельнуться не смел…

 

Когда-то, в далёком детстве,

Двугривенный утаив,

В парикмахерской, в кожаном кресле,

Замирал я ни мёртв, ни жив,

Замирал, завороженный лаской,

Непонятной пока мальчишке,

Но чувствовал, что прекрасней

Прикосновений в мире не сыщешь.

А женщина мягко касалась

Коротких мальчишьих волос,

Немного совсем подправляла

Под обычный тогда “полубокс”.

 

Менялись привычки с годами,

Менялись враги и друзья,

У радостей и страданий

Имелась примета своя,

Но таинство прикосновений

Женской руки к волосам

Для меня навсегда – откровение,

Недоступное

                        просто словам…

 

24.09.05

 

            *   *   *

Я так привык, что в кране есть вода,

Что мой ночлег согрет теплом котельной,

Что свет – включается, почти всегда,

Что без усилий свяжут провода

Меня и друга – что по делу, что бесцельно.

 

Я так привык, что рядом спит жена,

Что сын опять бунтует против предков,

Что дочь в моих внучаток влюблена,

Что можно просто взять бутылочку вина

И вспомнить то, что вспоминаю редко,

Что вот возьму в аренду некий срок

У денежных забот и обязательств

И с рюкзаком переступлю порог

В сплетенье неустроенных дорог,

На время к лености привязанность утратив.

 

Пойду пешком куда глазя глядят,

А повезёт – касаясь локтем друга,

И вспомню, как дрова в костре горят,

Что у огня негромко говорят,

Как забавляется, душа нас, дым – вреднюга.

 

Я поднимусь опять на перевал,

Спущусь в долину в поисках чудес,

И мне откроет дедушка Урал,

Что помню и о чём не знал,

Снимая стрессом добрым серый стресс.

 

Но, где-то у последнего костра,

Сухарь подмокший чаем запивая,

Пойму насколько жизнь – игра,

Что возвращаться в город мне пора,

Что по тебе соскучился, родная!

 

26.08.05

 *  *  *

Три недели праздности и лени.

Ни работы, ни желания творить,

Только ходят шорохи и тени,

Без намёка на «поговорить».

Три недели ни тоски, ни грусти,

Только тихий свет и тишина –

Словно в непролазном захолустье

Тонкий вкус элитного вина,

На которое ценителей здесь нету,

Так что не с кем даже разделить

Невесомость запаха и цвета,

И сюжетов тоненькую нить.

 

Три недели. Только три недели

Лёгкого согласия с собой.

У рябинок щёки покраснели –

Лето бабье в прошлом.

Боже мой!...

 

14.07.06

 

*  *  *

Не каждому дано гордыню превозмочь,

Мыслишку отогнав,  что ты уже великий.

«Проснись!», – друзья кричат, но ты уходишь прочь,

Туда, где тешат слух лишь подхалимов крики.

 

Восторг фанатов слеп – им, вобщем, все равно

Кого боготворить, и пусть они не правы,

Но выбор за тобой, ты помни лишь одно:

Утратить дар легко – жесток наркотик славы!

 

 

*  *  *

Когда в первовеселье зимнем

Я стал расспрашивать снежинки

О радости небесно-синей,

О хрусткой чистоте тропинки,

Они с улыбкой отвечали:

Живи, мол, радуйся, что жив,

Ещё узнаешь о печали

Осенних ив,

И забывая о расспросах,

Я наслаждался зимним днём,

Румянцем радовал морозы

И грел ладони над огнём,

И всё казалось очень прочным –

Вот дом, вот печь, вот щи и чай,

Но детство долго ль непорочно? –

Уже не за горами май.

 

Весной болтали мы с ручьями

О дальних далях, быстрых реках,

О Жизни, спящей под снегами,

О смысле жизни человека,

За первой бабочкой бежали,

Согретые теплом весенним,

И первые цветы срывали,

Вовсю внимая воскресенью,

Шутя вздымали пашен спячку,

И засевали чем придётся,

Не думали, поря горячку

Чем это после отзовётся –

Ведь сил, казалось нам, – безмерно,

Ума? – да что там! – наберёмся,

Но вот беда – в раздолье этом

Навечно мы не остаёмся.

 

Меня расспрашивало лето

О поседевших в ночь берёзах,

О поздних, плачущих рассветах,

О ставших инеями росах,

О том, что Осень заставляет

Забыть беспечность и веселье,

Перину луга превращает

В промозглость старческой постели.

Я отвечал ему, что осень –

Не средоточие печали,

Что это – ягодная россыпь,

Что это, чего долго ждали,

Что летний день не зря хлопочет,

Ведь Осенью – подсчёт итогов,

Что с урожаем каждый хочет

Вступить на зимнюю дорогу.

 

Но вот и Осень тряпкой серой

Смахнула звонкие мотивы,

И, по заслугам всем отмерив,

Со мной присела возле ивы.

“Скажи мне друг, вот скоро-скоро

Деревья золото утратят,

И прекратят пустые споры

О том, чьё праздничнее платье.

И, правда ли, что в зимней власти

Остановить Реки теченье,

Мои осенние напасти

Укрыть заснеженным забвеньем?”

 

Мы с ней молчали долго-долго,

Под шорох падающих листьев.

Я не ответил

И дорога

Меня укрыла далью мглистой…

 

20.06.05

 

 

 *  *  *

Мне пел ручей, мне пел ручей

О простоте ручейной жизни,

О бескорыстии ключей,

И о дожде, что скоро брызнет.

 

Ручей был юн и чист, и свеж,

От чистоты своей наивен,

И каждый маленький рубеж

Брал не напором, а изгибом.

 

Он так любил поить зверей,

И грибников, и прочих,

Что пел о радости своей

И днём, и даже ночью.

 

Большим потокам не чета,

Довольствовался малым,

И этой жизни простота

Обидною не стала.

 

К нему привык я приходить,

Когда на сердце тяжко,

Он предлагает мне испить,

Даёт наполнить фляжку.

 

И я несу домой воды,

Волшебной, непривычной,

В ней столько чистой простоты

И мудрости криничной.

 

31.08.06

 

 
  Сегодня были уже 1 посетителей (4 хитов) здесь! KiriShok  
 
Внимание! Все авторские права защищены законом. Копирование, воспроизведение или иное ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛЮБОЙ ЧАСТИ размещённых на этом сайте МАТЕРИАЛОВ без разрешения администрации сайта ЗАПРЕЩЕНО.
Этот сайт был создан бесплатно с помощью homepage-konstruktor.ru. Хотите тоже свой сайт?
Зарегистрироваться бесплатно