Литературное объединение "У камелька"
  Людмила Чебыкина
 

*  *  *

                  Посвящается Марине Писаревой

 

Марина! – осень,

                           Марина! – птицы

С собой надолго тепло уносят!

А наше лето не повторится –

Ушли ответы, пришли вопросы,

Пришло желанье понять и вникнуть

В суть мирозданья, в чужие судьбы,

К отцовской  вере душой приникнуть…

Истцы все дальше, все ближе судьи.

Все ближе радость от покаянья,

Все дальше горечь от непрощенья,

Все ощутимее пониманье,

Что нет единственного решенья,

Того, что выдумали мы сами

Себе на счастье казалось,

                                              ибо

Не мы решаем под небесами,

Мы только маемся от ошибок:

Пути не зная, не видя цели,

Наивно радуясь переменам,

Мы столько их натворить успели,

Не замечая дурной подмены!

Слепые руки, слепые губы,

В грехе кромешном глаза незрячи…

Мы наши души страстями губим,

И только в сердце стихами плачем…

Уже мы вышли из этой тени

Под солнце веры, под свет Господень,

Но цепи носим еще на теле,

Еще не верим,

                     что в жизнь выходим,

Еще от света глаза слезятся,

Еще нам странно и необычно

От невозможности отказаться,

Крест налагая, менять привычки,

От неизбежности, припадая

К святым иконам,  воскликнуть: «Отче!

Прости мя, грешную, пропадаю,

Прими молитву, приди на помощь…»

 

Марина! – осень,

                               Марина! – травы

Уже пожухли и смолкли птицы.

Пойдем же к светлым российским храмам,

Чтоб животворной любви напиться!

 

           *  *  *              

Разные тропинки –

Общие дороги.

Дышим по-старинке,

Думаем о Боге.

 

Где нас черти носят –

Там одни потери.

У кого ни спросишь –

Думает о Вере.

 

Где воды напиться –

Не нужны подсказки.

Можно из копытца.

Результат – по сказке.

 

Замирая чутко

Возле губок алых,

Не доверьте чувства

Доводам «бывалых».

 

Доводам рассудка

Душу не доверьте.

Мысля о минутном –

Думаем о смерти.

 

Час придет на тризне

Подводить итоги.

Думая о жизни –

Думаем о Боге.

 

                                На результат конкурса «Евровидение»-2006,

                           где победила финская группа в костюмах монстров

 

Я удержу!

Не погасите полночью

Полы Плаща!

Я засияю

Над бешеной площадью,

Где сообща

Бесы над вашими детскими лицами

В выси взвились,

Где надругались они над границами –

Нету границ!

Дети, вы разные – разные – разные –

До одного,

Но Рождество Моё празднуйте –

Празднуйте выше всего.

Вот что – единое, общее, целое.

Вот что – для всех!

Вот оно – верую! верую! верую! –

Общий успех.

Люди, к любви обращенные лицами

Верой одной,

Все, вознесенные ввысь над границами

Вместе со мной,

Пойте хорошее – к Лику Пресветлому

Слово летит!

Да упование наше планетное

Не отвратит!

 

                 *  *  *

 

Я начиталась чужих стихов,

Своих теперь не пою.

Память увязла в тенетах слов –

От гула их устаю.

 

Словно бы встретила сотни лиц

В жизни или во сне.

Запахи терпких чужих страниц

Горько живут во мне.

 

Кто я - пора ли о том гадать?

Позже, как отнесут,

Будет мне Божия благодать

Или суровый суд.

 

Слово, родное, доверься мне!

Вырвемся из оков!

Жизнь человечья –  внутри и вовне – 

Больше любых стихов.

 

 

                  *  *  *

Хочется к маме в колени,

Хочется к папе под локоть.

У грусти глаза оленьи

И тонкий кошачий коготь.

 

От городской разрухи

Хочется ближе к лесу.

У грусти лицо старухи.

У грусти платок белесый.

 

У грусти глаза разлуки –

Заплаканы изначально.

Упасть бы в Отцовы руки,

Утешить души печали.

 

 

                      *  *  *

Каждый день наш наполнен счастьем

И надеждой, что всё устроится.

Мы живём с тобой – настоящим,

Значит, не о чем беспокоиться.

 

Мы не дети с тобою – оба

Из коротких штанишек выросли,

Так кому ж, кроме нас, и пробовать,

Наши чувства словами выразить.

 

И давай, мы не будем  прятаться

За чужие мысли избитые.

Сколько искренней светлой радости

 Нам подарят сердца открытые!

 

Не придется ни лгать, ни каяться,

Будет каждое слово дорого...

Пусть года наши с горки катятся,

Настоящее – это здорово!

 

 

 

 

                         *   *   *

 

Истончилась душа,

                        словно марля,

                                                 и рвется,

                                                               где тонко.

Сквозь прорехи

                            в нее заползают с небес облака,

Прорастает трава,

                                залетает улыбка ребенка –

Белокосой девчоночки,

                                          что не родится пока.

Истончилась душа –

                                  сквозь неё проливаются слёзы,

Прорывается ветер,

                                   и, тая, летит снегопад,

И спасительный контур

                                         родной белоствольной березы,

Наклоняясь над нею,

                                     листву окунает в закат.

Истончилась.

                           От зла,

                                       от больного,

                                                           недоброго слова,

От своей слепоты,

                                   от нелепых и горьких обид,

Что любовь убивают.

                                    И снова,

                                                   и снова,

                                                                    и снова            

Рвется в клочья она –

                                        и болит,

                                                       и болит,

                                                                      и болит:

От тайфунов, цунами  и взрывов,

                                                           от стонов и криков,

От беды и от мук,

                            вразумляющих нас,

                                                               дураков...

Но наука не впрок.

                                 Под сочащейся раной открытой

Сокращается время,

                                    а было – во веки веков.

И не видно просвета

                                       за дымной удушливой гарью.

В трупных пятнах Земля.

                                         Вот и рвется душа с высоты...

Я её применю,

                           как обычно используют марлю –

На бинты для войны,

                                        на бинты для любви –

                                                                              на бинты...

                *  *  *

 

Снег идет – протяжный, плавный.

Он сегодня самый главный,

Не успевший до поры,

Тихо сыплет на дворы,

На дороги, на машины,

Где усталые мужчины

Не торопятся домой…

Он вчера был над Москвой –

На твои ресницы падал,

На ладонях теплых таял,

Веря, что его беда,

Только то, что он – вода.

 

Он летел тебе навстречу,

Зная, что его я встречу

Через несколько часов,

Из-за гула голосов

Тихий лёт его услышу,

И дыханье станет тише –

Это ты, мой ясный свет,

Мне передаёшь привет.

 

                   *  *  *

 

Вокруг меня вчера ходили сказки.

Причем на всевозможных языках

Просили молока, тепла и ласки,

И – покачать немножко на руках.

Дюймовочка и Герда с Белоснежкой

Просили гель для душа и воды,

А добрый гном со стареньких столешниц

Просил не вытирать его следы.

Кружила стая Акки Кнебекайзе,

Нильс Хольгерсон бежал во весь опор,

А бронзовый и неприступный Кайзер

Вел с Боцманом неспешный разговор.

Чернавка злилась, Несмеяна пела

Негромко, но приятно, о своём,

О девичьем.

                      Вода в котле кипела,

Царь размышлял: не сварится ли в нём.

И Петушок кричал не на насесте,

А зорко охраняя рубежи...

Они просили и поврозь, и вместе:

Ну, расскажи ты нас, ну расскажи!

...Я думала, дивясь на их богатство:

Сын вырос и ему не до зайчат,

Но погодите, не грустите, братцы,

Давайте вместе подождем внучат!

 

 

                   *  *  *

 

Отлучили от сильных рук.

Отлучили от добрых глаз.

Что мне делать в стране разлук?

Как спасать разлученных нас?

 

Плакать в желтый сухой песок?

Падать в синий холодный снег?

Где та ниточка-волосок,

Что тебя привела ко мне?

 

Знаю, где-то она звенит –

Сердцем чую неслышный звук.

Но восходит беда в зенит.

Но огромна страна разлук.

 

               *  *  *

                    посвящается. Н.С.

 

Искуплю сама твои грехи.

Руку протяну на склоне дня.

Не нужны другие женихи,

Ты один не покидай меня.

 

Добрый мой, за сдержанность прости –

При тебе я плакать не могу,

Встрепенусь березкой на пути,

Вспыхну иван-чаем на лугу,

 

Белой рыбой заплещусь в реке,

Стану искрой нашего костра…

Я – колечко на твоей руке,

Я – цепочка твоего креста.

 

Даже если трудно сделать шаг,

Взгляд отяжелел и пульс притих,

Даже если ноша так тяжка,

Что не разделить и на двоих,

 

Пусть не будет проку от меня,

Пусть в песок уйдет река любви,

Только ты себя не отменяй!

Только ты живи!

                           Живи!

                                         Живи!

                  Молчание

 

Как тяжело и долго ты молчишь!

Ей-богу, я так долго не умею.

Я только от любви порой немею,

Когда всего в названье не вместишь.

 

Будь проще, друг, скажи мне, в чем беда?

Зачем меня ты этой мукой мучишь?

Ну, разве так чему-нибудь научишь –

На Сочи насылая холода?

 

Синоптики совсем с ума сойдут!

Зонт не спасает, если в доме вьюга,

Но мы ведь жить не можем друг без друга,

Зачем же терпим долгую беду?

 

А может, мне волшебника позвать,

И он тебя мгновенно расколдует.

И, что за ветры в нашей жизни дуют,

Ты сам скорей захочешь рассказать,

 

И перестану я себя корить,

И снова станет день хорош и светел…

Но обязать тебя заговорить

Не могут все волшебники на свете.

 

 
  Сегодня были уже 0 посетителей (1 хитов) здесь! KiriShok  
 
=> Тебе нужна собственная страница в интернете? Тогда нажимай сюда! <=
Внимание! Все авторские права защищены законом. Копирование, воспроизведение или иное ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛЮБОЙ ЧАСТИ размещённых на этом сайте МАТЕРИАЛОВ без разрешения администрации сайта ЗАПРЕЩЕНО.