Литературное объединение "У камелька"
  Маргарита Прилуцкая
 

*   *   *

Необычная осень – погожие дни!

Я в конце октября собираю бруснику.

Только травы упругие даже не никнут,

Теплой летнею силой деревья полны.

 

И цветет, словно солнцем наполненный, лес.

А кусты не снимают багровые шляпы.

По поляне опять разбежались маслята.

Много здесь потаенных подмеченных мест.

 

Стройны темные ели с ершистой хвоей.

В заповедных углах – чудный запах пихтовый.

Можжевельник нахмурил кустистые брови:

«Непорядок, - тревожится, - в чаще лесной»

 

Тут и там  меж сосновых стволов – желтизна.

Хорошо! Пусть нарушен порядок привычный,

И сегодня в лесу так светло, необычно,

Даже сонным воронам –

                                        и тем не до сна.

Октябрь 2005 г.

 

            *   *   *

Расстарайся, найди мне сегодня цветы –

Девять розовых роз на высоких стеблях.

Ничего, что колеблется пламя свечи,

Обрываясь лохмотьями на сквозняках.

 

И неважно,  что времени будет в обрез,

Что щетинится утро колючей стерней.

Не хочу замечать твой отчаянный жест.

Дай в ладони мне смертное сердце твое.

 

Мне доверься. Я знаю – разлука близка.

Молчаливыми тенями стрелки бегут.

Я на памяти не завяжу узелка –

Не забудется вечность последних минут.

 

Не пылай мой костер!

                                  Невидимкой гори!

Я не буду стенать, о прощеньи моля.

Принимая всю неповторимость любви,

Принимаю опасных шипов острия.

 

 

           Верность.

Осенней сказочной порой

В неярком свете.

Встречаю каждый выходной

Я пару эту.

 

Полны достоинства черты,

Смелы и горды.

Следы былые красоты

Еще не стерты.

 

Безжалостен минувший век.

В пропавших далях

Их шквалы сумасшедших лет

Не раз трепали.

 

Зачем их разлучила жизнь,

Кому известно?

Но вновь пути  пересеклись

На прежнем месте.

 

В заветном парке соловья

Давно не стало.

Их заповедная скамья

Пообветшала.

 

Теряет постаревший дуб

Листву неспешно,

Но снова лебеди в пруду

Лопочут нежно.

 

В вечернем  таинстве  зари

Под эти  звуки

Любовь целует у Любви

Святые руки.

 

Для них синеет тишина,

Закат неистов…

Уходит медленно Она

Под шорох листьев.

 

Мне грустно, что прощальный миг

Придет,  горюя.

И место одного из них

Вдруг запустует.

 

            *   *   *

Думы  мои – тихие,

Страсти души – громкие!

Что ж кровоточит стигмами

Тело великой Родины?

 

Верно, она не вынесла

Всех испытаний тягостных.

Или же это выбрано

Для искупленья тяжкого!

 

Земли снегами кроются,

Чтоб возродиться заново.

Что же ты, моя Родина

В оцепененьи замерла?

 

Скована льдами крепкими –

Не колосишься травами.

Машешь мерзлыми ветками,

А не шумишь дубравами.

 

Острым густым  терновником

Оплетена – обуздана.

Горькая моя Родина,

Вольная душа русская!

 

            *   *   *

Мне темно, тяжко.

                   Я смотрю в небо.

А кругом – вражье, а кругом – немо.

Кто задул свечку, растоптал колос?

В камышах - речка.

                   В сорняках – поросль.

Кто орлом кружит?

                  Кто судьбу вздыбил?

Дочерям – стужа,

                 Сыновьям – гибель ?!

Как пройти заметь?

                 Как вернуть радость?

Где сыскать правду?

                 Что понять надо? -

Кто пожег травы?

                 Кто нанес раны?

Кто нам стер память?!

А не мы ль сами?

 

            *   *   *

Как близнецы, безликие дома

Заполонили улицы углами.

Стоят угрюмо длинными рядами,

Как памятники скудости ума.

 

И серых окон монотонный строй

Глядит уставшим оком, упрекая.

Не скрыться от надзора, убегая,

Не откупиться никакой ценой.

 

Тоскливо там,  с утра и дотемна,

Где одинаковость возводят в добродетель.

Оригинального нечаянный радетель

Получит осуждение сполна.

 

Бесспорно, можно жить и без затей,

Слоняясь меж унылыми домами.

Но ценен мир не скудостью идей,

А яркими, свободными умами.

           

*   *   *

Тебя, мой единственный,

Мой незнакомый,

Тебя, одинокий, зову!

Сирень отцветает у старого дома

И грезит тобой наяву.

 

Ты в звоне дождя

Или в песне рябины

Услышь мои несколько строк!

Возможно, ты рядом,

Но недостижимо,

 Невообразимо далек.

 

Под звездами Севера

В сумерках ранних,

Под бег торопливых минут

Мне ближе горение

Полярных сияний,

Чем радости яркий салют.

 

Но думать хочу –

Наполняется чаша,

Осталось немного, чуть-чуть…

Где ключ тот заветный,

Который отважится

Счастье мое отомкнуть?

 

            *   *   *

А мимо – закаты!

А мимо – рассветы!

А мимо – расцвет Берендеева лета.

 

И пламень осенний,

И снежные стужи,

И ветры весенние с запахом южным.

 

А где остановка?

Но  время не судят!

А вот остановки-то больше не будет.

 

Все мимо и мимо!

Быстрее, быстрее!

Опять тополевая вьюга в аллее.

 

Но пусть не стихает,

Но пусть не прервется.

В стремительном вальсе пусть дальше  несется!

 

Играй, музыкант,

На натянутых струнах,

На струях дождей и на ниточках лунных!

 

Позвольте играть! Не жалейте его!

Последние звоны –

                       и нет ничего.

 

*  *  *

 

Несовместимы – такое! утро

И навалившийся знобкий холод.

Душевный кризис, на сердце – смутно.

Тень на окошке от ветки голой.

 

А новый день набирает силу,

И солнце ярко, и небо сине,

А на деревьях, от ночи стылых,

Возникший чудом, сверкает иней.

 

И нереальностью дышит время.

И непонятно – зачем же это

Все перепутано: свет и тени,

И ложь,  и горечь, и буйство цвета.

 

И где-то рядом играют гусли.

Или не гусли – капелью первой

Апрель рассыпался златоусто.

В душе же – дождь барабанит нервно.

 

Сменю-ка взгляд на свои невзгоды:

Они нужны мне, как перец – блюду.

И меланхолию сменит бодрость,

А тьма беззвездной уже не будет.

 

·        *  *

Не мучай меня, помолчи, не трави мою душу

И в стынущий круг пепелища меня не влеки.

Твоих измышлений слова не способна  я слушать,

И в сердце моем для тебя не найти ни строки.

 

Не строчки, ни ласковой песни, что раньше звучала.

Нет ни разговоров дождя и ни вздоха волны.

Уходит в неведомый путь мой корабль от причала,

Сгоревшей ненужной листвой осыпаются дни.

Мы чужды друг другу.

Как это не поняли сразу?

Зачем говорить о тебе – я себя не пойму.

Не может разгулу стихий воспрепятствовать разум,

Презрев удила, загоняя себя в западню.

 

Дойти, не заметив, до полного опустошенья!

Линчуя любовь беззащитную, в мыслях греша!

Чем ярче сияние – тем непрогляднее тени.

Какая тяжелая ноша – пустая душа!

 

·        *  *

Я не знаю на миг или надолго

Я уйду от родимых ворот.

На поляне высокая таволга

Одуряюще-сладко цветет.

 

Здесь живу я давно, и известны мне –

Бегом каждой тропинки – поля.

Но тревожат, манят неизвестностью

За лесами другие края.

 

Убегу,  чтоб увидеть мне дюнные

Передвижки песчаных морщин

И озера с ключами студеными

У подножия горных вершин.

 

Столбовыми путями, распадками

Обойду бесконечную Русь.

И со звоном вечерним,

                                  уставшая,

Я к воротам родным возвращусь.

 

И пойму, наконец, что мне надобно:

Нет желанья на свете главней,

Чем в соседстве со вспененной таволгой

Век прожить на поляне моей.

 

·        *  *

Ржаное поле, светлая река,

Густых лесов растянутые гребни.

А запах деревенского дымка

Мне запахом родного очага

Становится во встреченной деревне.

 

Я – горожанка.

                        Мне ли говорить,

Как сладок дух распаханной землицы.

Не знаю я всей мудрости земли,

Но предки, верю, от нее пришли

В истории далекую страницу.

Иду по полю тропочкой-межой.

Июльским утром васильково-чистым,

Пою и говорю сама с собой,

Мне  здесь понятней край родимый мой

И это слово емкое –

                                       Отчизна.

 

Я – горожанка.

                        Но моя Земля:

Ленивые на водопое кони,

Звон ведер у колодца-журавля,

Ржаные бесконечные поля

Да горсть земли, согретая в ладони.

 

 

·        *  *

Располосовано небо дождями –

Синими нитями.

Сыплет последнее осени пламя

Искрами- листьями.

Крыльями машут в прощальном привете

Белые лебеди.

Дни запоздалые бабьего лета,

Где же вы, где же вы?

Жду я чего?

                        Все последние сроки

Вышли, растаяли.

Не возвратится уставшее солнце

С птичьими стаями.

Не загорятся октябрьские зори

Яркими астрами.

Только калина рябит на угоре

Гроздьями красными.

Осень уходит,

                        любовно умытая,

Поздними грозами.

На горизонте, туманами скрытое,

Утро морозное.

В нем исчезают с прощальным приветом

Белые лебеди.

Дни запоздалые бабьего лета,

Где же вы, где же вы?

 

 

·        *  *

Под серым небом – серый дождик,

Но лес – нарядный и живой,

Как будто радостный художник

Набрызгал краски золотой.

 

Наполнил светом стан березы,

Ветлы тигриные глаза.

Для украшенья по откосам

Багровых листьев набросал.

Надену плащ и зонт раскрою,

Пройду по стежке луговой,

Туда, где пласт опавшей хвои

Лежит под спелою травой.

 

Туда, где пахнет влажно прелью,

Где желтый воздух лесом пьян,

Где с листьев падает капелью

Осенней мороси туман.

 

Под серым небом – серый дождик

Пусть сыплет пылью водяной.

Я счастлива, как тот художник,

Что шел тропинкой золотой.

 

·        *  *

Чертополох, чертополох!

Куда ни глянь – колючки злые.

Где нежный щавеля росток?

Где незабудки голубые?

 

Где разнотравье тихий звон

И зверобоя озаренье?

А может,  это просто сон,

Мой страшный сон без пробужденья?

 

Кругом один чертополох –

Душитель вольности беспутный.

Собою землю обволок,

Корнями цепкими опутав.

 

Остановить! Остановить!

Любой ценой – ведь он всеяден.

И руки слабые мои

В переплетеньи свежих ссадин.

 

А платье – в клочья, ноги – в кровь.

От боли – небо побелело.

И солнце нервно хмурит бровь.

И ели – острые на белом.

 

Не справлюсь, сдамся, отступлю!

Но вдруг я вижу: красный клевер

И густ, и дружен, и упруг

Стеною встал перед злодеем.

 

Согнал вояку за бугор

К безлюдной брошенной дороге.

И на лугу – цветов восторг,

В нем солнца и простора много.

 

О! Если б навсегда иссох,

Не возвратился в злобной яви

Безжалостный чертополох,

Что здравствует и рьяно правит!

 

·        *  *

Не спрашивай,

тебе я не отвечу,

В твоих глазах уже не отражусь.

Держу в руках истаявшие свечи,

Они чадят, и я их потушу.

 

И ни к чему все доводы рассудка

Я знаю – наше лето истекло.

И я одна иду по первопутку,

И хрупок лед, как тонкое стекло.

 

А впереди –

                        предзимнее безлюдье

И непереносимость пустоты.

Но мы с тобой друг друга не осудим,

В разладе

      не унизим до вражды.

 

Твоих волос заиндевелых прядки.

Морщинки горькие у губ моих.

Но сумрак сердца послелистопадный

Не разделить, как ломоть, на двоих.

 

 

·        *  *

Не вороши забытого,

Не вспоминай печального:

Забытое – растаяло,

Печальное – ушло.

Горючими слезинками

Стекла свеча венчальная,

Рассохлась лодка быстрая

И сломано весло.

            Давно уже не любится,

            Не клеится, не вяжется.

            Слова и уверения

            Не трогают души.

            Но вдруг да завтра сладится,

            И сбудется, и скажется.

            До времени не надобно

            К далекому спешить.

Не вороши забытого,

Забытое - растаяло.

Не вспоминай печального,

Печальное - ушло.

Когда погаснут звездочки,

Возьми свечу венчальную,

Заделай лодку быструю

И почини весло!

 

 

             Виталию Д.

Горит заря, и плавится  стекло

Малиновым – в заброшенной мансарде.

Минуты три – и солнышко взошло

И осветило старый палисадник.

 

И с этого начался новый день.

Но не клубится дым над домом древним.

Раздолье птицам, только нет людей

В оставленной разрушенной деревне.

 

Мертва она. А посмотри окрест –

Какое неоглядье луговое!

И отражается сосновый лес

В реке с зеркально – чистою водою.

 

Река задумчива и глубока.

И рыба плещет, хоть бери руками!

А брать кому? Ведь я издалека

Один приехал поклониться маме.

 

Дом одряхлел уже давным давно,

И я живу в раскинутой палатке.

А вечером на темное окно

Крадется солнце яркое украдкой.

 

Теперь другое плавится стекло

В другом луче малиновом – закатном.

Проходит лето. Пусть зима тепло

Укроет снегом мамин палисадник.

 

 

·        *  *

Крики в ночи,

Суматоха и брань.

Встану, окошко закрою.

Угомонись ты, российская пьянь!

Дай хоть немного покоя.

 

Этот набор омерзительных слов

В сумраке мертвенно-синем  -

Песня заблудших чумных мужиков,

Гнев и проклятье России!

 

Эх,  нараспашку дурная душа!

Порванный ворот рубахи.

В пьяном  безвременьи жизнь хороша

В луже ли, в уличной драке.

Кто остановит зловещую тень?

Или закончились силы?

Смотрит больными глазами детей

Будущее России.

 

 

 
  Сегодня были уже 1 посетителей (13 хитов) здесь! KiriShok  
 
=> Тебе нужна собственная страница в интернете? Тогда нажимай сюда! <=
Внимание! Все авторские права защищены законом. Копирование, воспроизведение или иное ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛЮБОЙ ЧАСТИ размещённых на этом сайте МАТЕРИАЛОВ без разрешения администрации сайта ЗАПРЕЩЕНО.